Закон относительности

Человек — это маленький мир.

Предводители этого мира — его желания.

Грешники — эгоистические помыслы.

Каббала

1. Наша культура приучает обращать внимание на разницу. Когда мы смотрим на человека, го сразу замечаем, старше он или моложе, богаче или бед­нее, толще или стройнее. Различия — это наша система восприятия, и все, что отлично от нас, мы расцениваем, как посторонние объекты. Разделяя мир на Я и не-Я, мы убеждаемся в собственном объ­ективном существовании среди миллионов других объектов. Я знаю, что я не мой брат, не моя сестра и не сосед по площадке, я человеческое существо, отличающееся от других подобных, от животных, от растений и от неживых объектов. Когда я что-то ем, я уверен, что ем не себя, когда соприкасаюсь с чем-то, то чувствую границу между собой и чем-то внешним.

2. В то же время «самый большой грех — это грех рас- щепленносги... считать, что мы отдельны от мира» (Т. Марез). В этом смысле греховность заложена в особенностях человеческого существования. Уме­ние различать объекты и выделять себя как что-то самостоятельное помогает человеку родиться и по­взрослеть. В самые первые месяцы жизни, разгля­дывая свои руки и ноги, мы узнаем свое тело как самый первый объект внешнего мира. И хотя вре­менами тело доставляет неприятности, постепенно мы привыкаем к нему и перестаем пугаться. Мы принимаем, что Я и есть это тело, и границы мое­го тела есть мои осязаемые границы. И со сторо­ны новорожденного принимают как что-то вполне объективное — маленький комочек живой плоти, который, вырастая, становится более или менее привлекательным объектом для других людей.

3. Тело становится проводником в земном мире, стройное гармоничное тело способствует здоро­вью, наилучшей адаптации и продолжительно­сти жизни. Однако никакие телесные ощущения и даже продолжительность физической жизни не способны принести полную удовлетворенность. Особенно явным это становится к старости. Стар­ческое тело со своими недомоганиями и возраст­ными изменениями как объект малопривлекатель­но и для самого человека, и для других. Послед­ний выдох умирающего, последняя конвульсия предполагает, что тот, кого мы привыкли видеть в своем окружении, ушел из жизни, освободился от тела. Смерть тела в материалистическом мировоз­зрении приравнивается к концу. Столь печальный итог жизни среди других отличающихся друг от друга объектов связан с тем, что в нашем описании упущено что-то очень важное. Может быть, самое человеческое в человеке - его субъект ивность и принадлежность субъекта миру. Без этого понима­ния жизнь становится бессмысленной, а смерть - трагичной.

4. Между тем есть другая система отсчета, в которой все наблюдаемое объективно, измеряемое и взве­шиваемое имеет меньшую ценность в сравнении с субъективным миром духа. Одно из самых ярких впечатляющих духовных переживаний — это воз­можность быть с другим человеком и вдруг уви­деть, что он похож на тебя, он ничем не отличает­ся, и, в сущности, я и он — одно и то же.

«Когда человек глубоко понимает свою природу, он понимает, что никто в этом мире не отличается от него самого » (Т. Осе).

И несмотря на массу объективных возражений, в этом есть очень достоверное субъективное ощуще­ние истинности. Принцип (Закон) родства.

«Родство отражает тот факт, что люди, во всем их многообразии, в основном заняты решением одинаковых задач бытия, и что делают они это с помощью одинакового базового комплекта » (Э. Ван Дорцен).

5. Существует много выражений мировоззрения всеединства, и одно из них — идея Стройности. Как некой осязаемой сущности, единой для всех. Стройности не существует, но Стройность — это полезный вымысел, помогающий найти позицию или установку, не связанную с эгоизмом и заци- клениостыо на себе. Кроме того, что это идея при­нятия своего тела, в идее Стройности сосредото­чено уважение ко всему живому. Это восприятие своего тела как чего-то большего, чем плоти опре­деленной массы и определенного вида. Недаром в современных психологических исследованиях тело признается не просто живым объектом, но феноменом духовным.

6. Движение от объективного восприятия окружаю­щего мира к осознанию, что лишь субъективное обладает ценностью, понимание, что видимые яв­ления управляются невидимыми силами, переход от объективных оценок к принятию реальности субъективного, понимание, что на уровне пережи­ваний и духовного опыта все люди равны, — назы­вается психологическим взрослением. Это взрос­ление происходит по вполне устоявшимся путям и предполагает последовательное прохождение определенных уровней.

7. Детский уровень благополучия полностью эгои­стичен и доступен людям, которые находятся в хорошем контакте с собой. Такие люди благо­склонно принимают свое тело, чувства, доверяют предчувствиям, ориентируются на желания и уве­рены в своих решениях. Эти люди, даже наблюдая за собой что-то нежелательное и темное, верят в свою самоценность и живут в согласии с собой. Они олицетворяют собой реализованное базовое условие для перехода на следующий этап своей индивидуальной эволюции.

8. Подростковое развитие отмечается бурным стрем­лением к расширению контактов с другими людь­ми, первыми влюбленностями и формировани­ем предпосылок к преодолению эгоизма. В более спокойные периоды — это уровень успешной со­вместной деятельности ради личной и групповой пользы. Развитие опыта консолидации удовлет­воряет потребность в общении и межличностных связях и в ряде случаев подростковая дружба оста­ется эталоном бескорыстных дружеских связей. В этот же период, испытывая насущную потреб­ность в контактах, человек впервые знакомился с одиночеством — началом начал субъективного.

9. На завершающем уровне окончательно разруша­ется главенство объективных оценок, человек вы­растает из детско-подросткового эгоизма, другие люди перестают быть объектом манипуляций, конкуренции и самоутверждения. Во взаимоот­ношения проникают истинное сопереживание, невыразимая печаль, любовь, близость, желание альтруистического служения. Ощущения благопо­лучия и завершенности на этом этане присутству­ет лишь потенциально, но никогда недостижимы полностью. Базовое одиночество, свойственное человеку как существу, наделенному сознанием и утратившему соириродную гармонию, никогда полностью непреодолимо. Человек этого уровня выражает собой истинную природу человеческо­го как чего-то незаконченного и открытого бес­конечности. Отсюда печаль, но печаль светлая, расширяющая сознание. На этом уровне можно лишь создавать подобие мостиков, соединяющих с Миром, смиренно переживать свое одиночество и быть открытым тайне мироздания.

10. На всех уровнях развития есть свои неписаные законы, которые всегда нарушались и нарушают­ся. Поэтому за границей любого удовлетворения и самого хорошего самовосприятия подспудно присутствует чувство неустранимой плохости. В нарушении законов развития толстые люди пре­успевают в большей степени, чем стройные. Они нарушают все законы, начиная с отношения к себе и заканчивая отношениями с Миром.

11. И если у вас есть лишний вес и сегодня вы пла­нируете что-то менять в жизни, если намерены на­чать жить как стройный среди других стройных, то надо восстанавливать свою жизнь в соответствии с законами на всех указанных уровнях. Необходи­мо преодолевать эгоизм, расширять пространство своего субъективного мира, впускать в него дру­гих людей и начинать служение. Под служением понимается признание своей малости и ограни­ченности времени своей жизни. Отсюда желание служить чему-то большему. Это умение быть слу­гой, подчиняться Закону без потери достоинства и с сохранением о себе доброй памяти. Это пред­назначение любого человека во второй половине жизни — подготовиться к тому, чтобы уйти, ничего себе не оставив — уйти с легкой душой.

12. Служение духу Стройности на своем самом начальном этапе знаменуется установлени­ем должных взаимоотношений с едой. В свою очередь, хорошая еда и правильное кормление себя как наиболее очевидные признаки заботы способствуют развитию хорошего отношения к себе, через себя, через свою субъективность хо­рошего отношения с субъективным миром дру­гих людей. Как только отношения с едой стано­вятся более осознанными, что-то очень важное начинает происходить и в отношениях более высокого уровня. Выкарабкиваясь из пищевой зависимости, отключаясь от избыточного обще­ния с едой, человек начинает резонировать с энергиями своих переживаний, автоматически открывается забытым или неизвестным ранее контактам с самим собой и своим телом. И хотя с непривычки не всегда бывает приятно остать­ся наедине с собой, а иногда это ужасно до невоз­можности, но без этого никак.

13. ОДИНОЧЕСТВО ИЛИ ОБЩЕНИЕ. Выбирая между одиночеством или общением, надо вы­брать одиночество. Только в одиночестве форми­руется способность любить. Общение не даст та­кой возможности. В общении мы всегда заняты, вовлечены, возбуждены, 11ривязаны, включены. В одиночестве все эти смыслы реагирования на обстоятельства отпадают, и остается одна пер­спектива — способность любить. Человек, встре­тившийся со своим одиночеством, любит свой выбор, свой путь, свою работу, свои планы и по- настоящему любит своих близких. Что выбрать человеку с лишним весом — общение с себе по­добными, страдающими от полноты, или одиноче­ство? Надо выбрать одиночество. И пережив его, идти к людям.

14. Взаимоотношения со своими внутренними духа­ми, в том числе с духом Стройности, преобража­ют всю систему взаимоотношений человека, делая его более реальным. Знакомство со своей субъек­тивностью оборачивается пробуждением интереса к внешнему миру и к другим людям. Человек со­прикасается со своей истинной реальностью, где реальный он только тот, что есть в отношении к чему-ro. Самоосуществление (самость) происхо­дит во внешней активности, которая всегда связа­на с отношениями (К. Г. Юнг).

15. Проходят века, меняются культуры, формиру­ются и разрушаются ценности, но неустранимой реальностью жизни человека остается только одно. Единственной истинно важной вещью яв­ляется лишь то, как мы соотносимся с другими людьми, с «духами предков» и с тем, кто живет сегодня. Контекст взаимоотношений самый об­щий, а по итогам и самый важный. В него впи­сано каждое когда-либо произнесенное челове­ческое слово. Начиная с пещерных времен и за­канчивая небоскребами, человек живет согласно непреходящему космическому закону. Чем бы мы ни были заняты, ежесекундно, ежечасно, ежедневно, думая об этом или нет, мы вступаем во взаимоотношения. Делая вдох и выдох, мы со­относим свою жизнь с ритмами Земли и других планет, с жизнью растений, с другими живыми существами и с себе подобными. Мы вступаем во взаимоотношения со своими мыслями и чув­ствами и соотносим свою жизнь с потребностя­ми своего тела. Произнося на выдохе слово, мы заявляем себя и поддерживаем диалог с себе по­добными.

16. Мы, Homo sapiens, потенциально являемся высшей ступенью развития сознания и взаимоотношений на Земле. Если в этих взаимоотношениях недоста­точно осознанности, то отношения превращаются в хаос броуновского движения. Бессознательно любое человеческое общение превращается в столкновения и конфликты, сам человек дегради­рует, а человечество вырождается. Служение духу Стройности в этом контексте равноценно повы­шению осознанности, служению людям и альтруи­стической позиции.

17. С другой стороны, хроническая борьба с весом, временные успехи, разочарования и страдания обусловлены эгоизмом. Это всего лишь желание уменьшить СВОЙ страх, СВОЮ незащищен­ность, неспособность преодолеть СВОИ амбиции и СВОЮ тягу контролировать окружение.

18. Это эгоцентризм, и, как ни болезненно призна­вать, но миф о доброте, внимательности и забот­ливости полных людей представляет собой всего лишь одну из многих иллюзий. Переедающий, заедающий, толстеющей человек наполнен разо­чарованиями. обидой, злобой, страхом, недове­рием и прочими, разъединяющими его с другими людьми, переживаниями. Но в первую очередь он разъединен с собой. И все это упаковано в мягкую оболочку жира.

19. Выходом из пищевой зависимости является кар­динальный отказ от эгоизма в пользу служения. Если Стройность есть нечто внутреннее, духов­ное, высокое, превосходящее границы Эго, то бу­дет уместно и такое напоминание. В ранние време­на культовые лидеры, призванные к служению и вступлению в прямые контакты с духами, делали эго не ради личного удовольствия и выгоды. Слу­жение воспринималось как дар и как бремя одно­временно. Оно осуществлялось от имени членов всего сообщества и для всего рода. Из современ­ных аналогий показателен пример из общества анонимных алкоголиков. Здесь устоялось обраще­ние друг к другу: "Спасибо, что ты есть". И в этом нет ничего от дежурной вежливости. Просто лич­ный духовный опыт, служение Трезвости отдель­ного члена сообщества оказывается чрезвычайно важным и для других людей.

20. Таким образом, мы переходим к следующей наи­важнейшей части, которую следует усвоить любо­му на пути послушничества и служения в Ордене Стройности. Стройность требует прекращения борьбы с собой, умения принимать свои трудные темные стороны, понимании общности с други­ми людьми, принятия незащищенности и стра­хов другого человека, сострадания, служения и альтруистической позиции. Это и есть истинное служение Стройности. Поскольку именно в слу­жении людям происходит истинное искоренение эгоизма, именно оно представляется даже более важной заповедью и серьезной обязанностью, чем служение Всевышнему. Эго и есть самый корот­кий путь воссоединения со Стройностью.

21. ПРЕОДОЛЕНИИ РАЗЪЕДИНЕННОСТИ. Чело­век разумный — это тот, кто понимает свое отли­чие от окружающего мира и вынужден заново выстраивать взаимоотношения с ним. В отли­чие от других существ на Земле, мы вынуждены формировать свои отношения сознательно — воссоздавать принцип родства внутри своего со­знания.

«Болеть и выздоравливать необходимо не толь­ко со своим "Я", но и со своим "Ты", "Мы", "Он", "Она", "Они" в себе и вне себя» (А. Алексейник).

От конструктивности взаимоотношений с собой и с другими людьми мы переживаем определенную степень благополучия, ту или иную степень пре­одоления эгоизма, одиночества, состояние любви и смысла в жизни.

Полезная информация

Поделиться с друзьями:

  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • Блог Я.ру
  • Одноклассники

Посмотрите другие записи:

Комментировать

Реклама
Топ-25