Эмоции и переживания

Видеть и чувствовать - это быть, размышлять, это жить.

У. Шекспир

1. Мы перешли к важному этапу: переживанию и осмыслению чувств. Пережитые чувства добавля­ют знания, пережеванные — лишний вес. Перво­начальное знание заключается в том, что все наши чувства вырастают из эгоизма. Его отсутствие, свойственное святым людям, дает ровное беско­нечное переживание любви и счастья. Но это не про нас... Для преодоления негативных послед­ствий эгоизма свои чувства, в отличие от котлет, надо осмыслить, пережить, стать разумнее и жить дальше. Некоторые предпочитают их пережевать и остаться эгоцентричными дурачками.

2. Думая о своих чувствах, важно понять, что их основная ценность заключается в том, что они яв­ляются индикатором отношений с миром. При­ятные, спокойные, сильные, позитивные чувства говорят о

смиренности. Хорошие чувства возни­кают, когда внутренние и внешние оценки сходят­ся: мы считаем, что нами сделано что-то хорошо, и кто-то имеет о нас хорошее мнение. Тревога, скука, обида, злость, тревога являются свидетельством существующего разлада между миром и собствен­ной жизнью. Чувства не должны быть самоцен­ностью, над ними нужно возвышаться, переходя к миру и к жизни.

3. Чувства динамичны, изменчивы и проходят через нас подобно тому, как вода проходит сквозь тело. Эмоциональный застой подобен застою жидкости в тканях, недостаток чувств подобен обезвожива­нию организма. Сильные чувства сродни потоку, питающемуся ручейками отдельных эмоций.

4. Говорят, что в жире оседают эмоции, что лишний вес — это непроявленные законсервированные чув­ства. Это действительно так, но все же возникает вопрос: эмоциональное опорожнение это плохо или хорошо? «Если я хочу быть стройным, значит, мне не следует сдерживать свои эмоции? Хорошо если это эмоции радости и благополучия, а если гнев, злость, обида, страхи? Как при этом будут чув­ствовать себя люди вокруг меня? Нужны ли им эти нечистоты моей жизнедеятельности?» Конечно же нет, они вообще никому не нужны, да и для вас ваши чувства лишь предмет для обработки умом.

5. Если чувства и ум расщеплены, если чувства не переплавляются в уме, они дезорганизуют, меша­ют трезво смотреть на вещи. Человек разумный скатывается в безумие, одной из степеней кото­рого являются переедание и лишний вес. Конечно, это не самая тяжелая степень безумия, но доста­точный повод для того, чтобы начинать сознатель­ную работу по спасению себя.

6. В первую очередь надо уяснить, что чувства неспо­собны разрушить или полностью уничтожить вас. Их не надо сторониться, подавлять или затыкать. Их надо замечать, наблюдать и канализировать. Эмоциональная энергия переходит в жир лишь в случае, когда нет канала, соединяющего чувства и ваш Разум. Именно в разуме им положено быть, и здесь они «умирают», превращаясь в переживания. Если соединительный канал свободен, проходим и обладает хорошей пропускной способностью, че­ловек становится свободным от эмоциональных волнений, от лишнего жира и наполнен пережива­ниями. В это время возникает ощущение, что ты действительно живешь, а не стараешься жить.

7. Проводником, канализирующим эмоции, как уже было отмечено, является мышление человека. Если я что-то чувствую, то должен и думать, иначе грош цена всем этим моим чувствам, и бедные люди, что окружают меня. Эмоции, чувства — это веет лишь среда, из которой появляется хорошее или плохое в зависимости от мышления человека. Неслучайно во многих традициях эмоции сравнивают с водой или чем-то текучим, не имеющим формы. Отсюда и сантехнические аналогии. И все прекрасно по­нимают, что вода остается чистой, только если она проточная. Лишь тогда получается, как поет Сука­чев, «напои меня водой твоей любви».

8. С эмоциями надо работать, а чувства — мыслить, как бы поворачивая их той стороной, которая еще «сыровата», той. которая еще не стала переживани­ем. И когда чувство «приготовится», оно уже не бу­дет превращаться в жир, а останется самим собой, то есть эмоциональным переживанием. А человек станет переживающим и живущим.

9. Всякая отдельная эмоция имеет свою «поло­жительную» и «отрицательную» стороны. Эти две стороны связаны с желанием обретений и тревогой потерь. Ничего не желающий спокоен и безмятежен. Но это для просветленных буд­дистов. Таким же, как мы с вами, живущим не подлинной жизнью, погрязшим в материальном и не желающим отказаться от обладания миром, приходится работать с последствием своей не­обузданности.

10. Например, я хочу многого, хочу владеть этим и пользоваться но своему усмотрению и зачастую в ущерб другим, иногда не гнушаясь насилия и ма­нипуляций. Вот тут у некоторых, не потерявших совесть, появляется вина, сопровождаемая сты­дом, подавленностью и сожалениями. Я чувствую, что теряю хоть и не принадлежащее мне, но когда- то присвоенное и ставшее своим. Кончились день­ги, ушел любимый, вырос ребенок, умер близкий родственник, и человек думает: «Я лишился этого, я делал что-то не так». Но с другой стороны, вина сопровождается и чувством ответственности, по­ниманием необходимости развиваться, становить­ся лучше, интереснее для других, внимательнее и деликатнее с ними, совестливее. И это уже жела­ние приобретений, стремление к материальным или духовным богатствам.

11. Исключением является вина, сознательно напря­мую не связанная с причинением вреда. Это так называемая экзистенциальная вина, возникаю­щая во многих жизненных ситуациях. В детско- родительских отношениях вина возникает из-за того, что мы не бываем совершенными детьми или родителями. Родители никогда не удовлетворят всех желаний ребенка, а ребенок должен будет по­кинуть родителей и создать свою семью. В ситуаци­ях, когда мы встречаемся со смертью близкого, кто- то уходит из самого ближнего окружения, и человек неосознанно чувствует, что причина в нем, остав­шемся в живых, это он не смог организовать жизнь таким образом, чтобы человек остался. Это вина за уничтожение жизни в самом широком смысле.

12. Обеспечивая свою жизнедеятельность, мы отчасти лишаем жизни других людей, отнимаем их кис­лород, их еду, их время, их надежды. Уничтожаем жизнь других живых существ, потребляя их в пищу, уничтожаем леса, природные недра, загрязняем реки. Всему этому сопутствует экзистенциальная вина, являющаяся, по сути, виной за неумение быть умеренными. Соответственно, эта вина — искупае­мая смертью эгоизма, святостью или физической смертью. Правило не говорить плохое об умершем означает не говорить про его вину. Но пока человек жив, то ради своей жизни он должен практиковать практику прощения, прощания, примиряющую эгоизм и служение. Так поступали охотники в тра­диционных культурах, уважительно отдавая долг убитой на охоте жертве. Осознанная экзистенци­альная вина побуждает к поиску прощения и сми­рению со своим несовершенством.

13. Вернемся к более грубым формам чувствования. Негативной стороной многих чувств и желаний являются зависть, жадность, конкуренция, на­силие. Но если перевернуть блин стяжательства, открывается надежда. Просто ничего другого не остается, кроме надежды. В надежде много ува­жения и внимания к миру и много собственного тихого достоинства. И пока мы живем надеждой, ее вторая сторона — стяжательство, повернутое к огню, — прожаривается и превращается во что-то другое.

14. Однако долго жить одной надеждой тоже непра­вильно, надо переворачивать. Испекшийся «блин надежды» приведет к чувствам заботы, уважения и любви. Но и у этих чувств есть обратная сторо­на: чувство собственности, потакание своим при­хотям, нереалистичные фантазии. Увидьте и эту «негативную сторону» любви и примите ее. И тог­да будет чувство победы, радости, счастья. Есть ли негатив у счастья? Если творить о счастье как об эмоции, то есть: опьянение, расслабленность, ле­ность. Но главный «негатив» счастья в том, что чувство счастья очень быстро превращается в гор­дость, тщеславие, надменность.

15. Но вы можете увидеть «положительные» стороны гордости: уверенность, достоинство, волю. Полно­ценное переживание гордости приведет вас к бди­тельности, осторожности. На обратной стороне вы встретитесь с ревностью, подозрительностью, от­чуждением. Возможно, почувствуете гнев, злость, страх, ненависть. Но гнев и ненависть имеют свой положительный полюс. Гнев дает энергию для смелости, напористости. Страх делает вас не толь­ко слабым, но и уступчивым, смиренным. Эмоцио­нальный спад может привести к чувствам уныния, горя, сожаления, покорности, но зато освободить от страха, гнева и ревности. И вы снова почувству­ете вину, а это значит, эмоциональный цикл начи­нается снова.

16. То есть у каждой эмоции есть две стороны. И если впадаешь в негативное чувство, надо перевернуть ее позитивной стороной, и тогда возникнет новая перспектива — желание что-то предпринять, мо­тивированность, стремления.

17. То, что вы сейчас читаете, может вызывать у вас различные чувства, и хорошо, если они будут ме­няться. Откройте смысл своих чувств, примите их, как случившееся Fie абстрактно, а конкретно с вами. Признайте правду: «Я чувствую вину, стыд, обиду, гнев, зависть, ревность, страх, тоску, пе­чаль». Запишите свои чувства, перечислив их. Оцените силу каждого вашего чувства по десяти­балльной шкале и поставьте дату. Ограничьтесь десятком своих сильных переживаний. Если вы всерьез взялись за дело, то вы вернетесь к задани­ям. По завершении снова оцените чувства и снова поставьте дату. Через некоторое время вы сможете понять, что происходит с вами, и куда вы двигае­тесь — к лучшему или к худшему.

18. Стыд называют херувимом перед раем невинно­сти, выступающим охраной души от соблазнов и орудием против зла (Ф. Кирхнер). Переживается стыд как состояние «Я — плохой, как Я мог та­кое сделать?» — и служит естественным тормозом для безграничного развития детского нарциссиз­ма. Стыд зарождается в самом раннем периоде, когда детские экскременты приобретают устойчи­вый неприятный запах. В последующем, даже если социальные мотивы стыда останутся недоразвиты, наши физиологические отходы будут напоминать о необходимости стыдиться хоть чего-то. Энер­гия умеренного стыда направлена на уничтоже­ние нарциссизма, побуждает к работе над собой и улучшению взаимоотношений:

«Когда человек краснеет, начинается его более бла­городное Я» (Ф. Геббель).

Если мы и должны работать над преодолением стыда, то исключительно в тех случаях, когда он непо­мерный и ведет к преувеличенному восприятию сво­ей плохости: к чрезмерной застенчивости, к чувству неполноценности, некомпетентности, презренности и прочее. В отношении стыда необходима умеренность, и оценочной мерой является то, насколько мы разъ­единены или близки с другими.

❖ Вспомните реальные события и поступки, в кото­рых вы чувствовали себя действительно плохим человеком.

❖ Соразмерны ли были ваши поступки с интенсив­ностью переживания стыда?

❖ Доходите ли вы до такой степени распущенности в питании, когда вам становится за это стыдно?

❖ Ваш стыд скорее способствует развитию вас как человека в окружении других людей или снижает самоуважение, отчуждает от людей, мешает смо­треть им в глаза?

Стыд и гордость — это две тесно связанные друг с другом полярности в душе человека. Для зависимых личностей обычная выраженность этих переживаний увеличивается до грандиозных состояний униженно­сти и высокомерия. Как ни странно, но именно высо­комерие, стремление доминировать, достигать во всем успеха и перфекционизм стоят на пути к нормальному весу и спокойным отношениям с едой. Либо я завишу от нее, либо я отношусь к ней как к чему-то презрен­ному и грязному. То и другое — всего лишь две сторо­ны одной медали и симптомы пищевой зависимости, изолирующие человека от других. Соответственно, лекарством являются автономность, компетентность и скромность в вопросах питания.

19. Вина, в отличие от стыда, сопровождается во­просом «Как я мог ТАКОЕ сделать?» (см. выше). Как ни странно, но чувство вины — одно из самых нужных для преодоления эгоизма, и одно из са­мых редких, переживаемых людьми интенсивно. Думая о своей ситуации или о своей проблеме, мы часто говорим себе и миру: «это не я», «я этого не делал, а так произошло, но я не хотел», «я не та­кой», «я не хотел быть таким», «это было давно, я изменился и того меня уже нет». Все это — не­правда. Все это вы, и это вы сделали, и вы такой.

Elena:

Здравствуйте! Я, как и врачи, работаю с людь­миу когда у них проблемы. Я ошиблась, и это при­вело к очень негативным последствиям. Сегодня я об этом узнала... Сейчас исправить ситуацию уже невозможно. Виню себя, очень переживаю, завтра еще предстоит сообщить клиенту о случившемся.

Пропустила запланированный прием пищи, просто ничего не лезет — правда, до нижней границы уже добрала. Не знаю, удастся ли сегодня уснуть. Даже не знаю, возможно ли сейчас мне чем-нибудь помочь. Не знаю, как пережить эту ситуацию и как рабо­тать дальше. Впервые я так напортачила. А если случилось действительно страшное и непоправи­мое? Я понимаю, что, обвиняя себя и переживая, я ничем уже не помогу. Не в моих силах повернуть вре­мя вспять и исправить свою ошибку... Но и не пере­живать не могу. Это непоправимое случилось из-за меня, и от этого никуда не деться. Конечно, я при­ложу все усилия, чтобы в дальнейшем не повторять подобных ситуаций. Но как пережить то, что уже произошло?

Признайте правду: «Я виноват в своих проблемах». Осознайте ответственность, стыд, возможно омерзи­тельность, поступки, за которые приходится краснеть, осознайте неполноценность, ранимость и слабость в конкретных ситуациях вашей жизни. Примите факты стыда и своей неполноценности.

Все, что есть в вашей жизни, произошло из-за дру­гих людей, но они чаще всего не несут ответствен­ности за вас. Они не чувствуют вашей жизни, вашей вины и не собираются отвечать перед вами за свои по­ступки. Вину чувствуете вы.

Почувствуйте свою вину сначала в общем, вооб­ще. Вы виноваты во всем, что с вами случилось. И в том, что случилось вокруг вас, тоже винова­ты вы. Вы виноваты за то, какими стали и какими не смогли стать. Вы виноваты во всем, что сейчас есть плохого в вашей жизни. Вы жертва? И в том, что вы стали жертвой, виноваты вы.

Теперь осознайте свою вину предельно конкретно, в чем вы виноваты в частности? Когда эта вина появилась? То есть когда вы совершили действия, создавшие вину? Вспомните обстоятельства, ме­сто, время, людей, свои действия, мотивы, мысли.

❖ Избавиться или ослабить вину возможно только одним способом: покаянием, принятием вины, со­размерным наказанием (аскезой) и искуплением.

Elena:

Наверно, сейчас я просто приняла всю неизбеж­ность произошедшего. И успех, и допущенные ошиб­ки — все это опыт... Тяжелое объяснение с клиен­том еще впереди, и это тоже будет опыт. Надеюсь, я сделала из всего этого правильные выводы. Я обяза­тельно зайду в церковь, уже спокойно и без слез. На все воля Божья.

Правда о реальности вашей вины может быть пе­чальна, но именно вина поднимает желания от при­вязанности к собственной персоне и направляет к вы­сокому. Порой кажется странным, что многие святые чувствуют себя грешниками. Однако в этом не долж­но быть ничего странного. Просто это люди с высо­ким метафизическим уровнем ответственности и обо­стренным чувством виновности за всех нас.

Для обычного человека способность признать вину за конкретные действия является признаком зрело­сти. Опираясь на осознание вины, человек способен не только понять свою ответственность, но и угадать свои стремления. Если в данный момент времени у вас нет ясных и ярких желаний, то они не появятся усилием воли, исходящим от эгоистического желания иметь желания. «Хочу хотеть» — абсурдно...

❖ Используйте энергию вины, примите ее реаль­ность, и желания начнут зарождаться сами, жела­ние что-то изменить, улучшить появится само со­бой. Сделайте это прямо сейчас...

❖ Принимая вину, возникает желание что-то изме­нить и поправить. Проанализируйте свои низмен­ные страсти — злость, зависть, жадность. Попро­буйте пробудиться к восприятию более высоких чувств — честолюбию (любить честь), сопережи­ванию, печали, любви. В них тоже есть примесь эгоизма, но тем не менее эти чувства более чистые. Переживая и осмысляя их, осознайте свои стрем­ления. Приведите их в некоторый порядок.

❖ Запишите, что считаете важным. Отметьте те из своих стремлений, которые необходимо скрывать от других, и те, которые, напротив, нуждаются в публичном признании.

Между виной и обидой надо выбирать вину. Вина является основанием, почвой, на которой рождается желание измениться. Вина настраивает на внимание к возможностям. Обида только отчуждает человека от других и от возможностей. Обида действует как яд. Вина — как лекарство. Одно и то же событие или дей­ствие, как и одно и то же вещество могут стать и ядом и лекарством. Все определяет своевременность. Даже когда вы имеете полное право и основание обижаться, надо выбирать вину.

20. Ревность без оснований. Традиционно ревность приписывается маскулинным самцам с болезнен­ным чувством собственности. Однако ревность столь же характерна и для женщин, поскольку эго­изм не является половым признаком.

Какое место ревность занимает в вашей жизни? У кого вы научились ревновать? Какой ваш спо­соб ревности? Чем, кроме вашего эгоизма, обосно­вана ваша ревность?

❖ Отнеситесь к своей ревности спокойно, внима­тельно, осмысленно. Переосмысление ревности открывает возможность быть внимательным, осто­рожным, подозрительным.

❖ Рассмотрите свой способ предполагать и прогно­зировать опасности. Не кажется ли он параноид­ным? Вам когда-нибудь указывали на вашу из­лишнюю подозрительность? Может, вы бредите?

21. Обида, злость, гнев, ненависть. Как вы пони­маете, это наиболее сильные чувства, связанные с неудовлетворенным и ущемленным эгоизмом. Для детей и женщин характерны обида, для мужчин — более грубые проявления злости. Однако если на­стоящие злость и ненависть возникают в женской душе, они превращаются в серьезную угрозу окру­жающим. Вспомните месть воспылавшей гневом княгини Ольги. Проанализируйте проявление этих чувств у себя.

OlenenoK:

Так как натура у меня мстительная, то я бы мстила по-черному, чтоб он на всю жизнь запомнил и чтоб это для него уроком, что ли, стало.

OLGA:

"Здравствуйте. Помогите, пожалуйста. Я узнала, что муж мне изменяет... Слез не было. Был какой- то полный ступор и еще очень сильное чувство оди­ночества и безысходности. Я села в кровати, взяла в руки свою любимую мягкую игрушку и потихоньку стала говорить. Говорить то, что чувствую, и ощу­щения в теле на тот момент. Говорила о том, что мне теперь стало понятно его нежелание занимать­ся со мной сексом. И о нехватке денег в последнее время. Спросила, хочет ли он уйти к ней, или чтобы я ушла от него. На эти вопросы получила отрица­тельные ответы. Я спокойно стала проговаривать возможные варианты нашей дальнейшей жизни. Уйти мне, снять квартиру. Но ведь я люблю этого человека. И у нас есть сын. Уйти ему. Продолжать жить вместе. Но я, к сожалению, теперь не смогу с ним даже сексом заниматься. А ведь мое постройневшее тело просит секса все больше и больше. По­том я решила, что надо принять какое-то решение. Решила, что решение придет во сне. И уснула. При­снилось, что я рвала на той женщине волосы. Вот теперь думаю, как воплотить это в жизнь? А если серьезно, то на душе лежит тяжелый-тяжелый ка­мень. Зажевывать, как сделала бы это раньше, точ­но не стану. Но как решить, что делать, как жить с болью в душе? С враждебностью, ненавистью и зло­бой к мужу и к  той женщине? С тем, что меня так унизили и заставили страдать? Пожалуйста, помо­гите мне и научите справляться с эмоциями."

Наблюдайте свое состояние как проявление своего эгоизма. Каким бы тяжелым ни было ваше состояние, его главная причина — ваша привязанность к значи­мому человеку.

Как замечено, «униженная личность оказывается не только более интересной, но и более человечной» (Дж. Холлис). Это ощущается каким-то особым об­разом и особенно на Руси. У такого человека меньше эгоистической обиженности, злости, гордыни, чван­ства. напыщенности. В то же время способность к прощению всегда была признаком благородного ха­рактера и великодушия. Силы для прощения можно отнять от того же озлобленного, уязвленного Эго, от­тягивающего энергию на себя.

Если весы, вот, поставить: добро и зло, вечные ка­тегории — зло сейчас перевешивает, преобладает. Но что с того, важно, на какую чашу весов ложатся ваши поступки и мысли. Если на чашу зла, то ваша жизнь невольно присовокупляется к нарушенному балансу. Если вы возлагаете вину на обидчика и не ослабляете силу своего раненного озлобленного эгоизма, не раз­бираетесь с причинами своей зависимости от него, ваша болезнь приобретет хроническое течение.

Ванда:

Пять лет назад я тоже узнала о «связи » мужа. Ступор был ужасный, при этом надо было ходить на работу, улыбаться детям. Семья у нас педагоги­ческая, все считают — идеальная, а тут такое, и сказать-то кому-нибудь стыдно. В этом году 17 лет супружеской жизни. Он просил прощения, умолял со­хранить семью. Сохранили... (Мне кажется, и при­чина лишних кг — защита от стресса.) Сейчас жи­вем как соседи, раз в три месяца займемся сексом, потом опять ступор, ненависть, равнодушие. Не могу ничего с собой поделать. Если бы кто-нибудь помог еще 5 лет назад «прочистить рану», а так сплошная боль...

22. Насилие и страх. С самого рождения на этом свете человек является жертвой чужих решений и внешних обстоятельств. С самого рождения вы чувст вуете насилие по отношению к себе, исходя­щее и;з мира. Представителями чужих сил чаще всего становятся самые близкие люди. Насилие приучает к страху. Пережив насилие, мы обрета­ем способность бояться. Страх и насилие нельзя устранить из жизни навсегда, но можно научиться справляться и с тем и с другим.

Христя:

Я чувствую страх, что не сделаю свою работу в срок и качественно (хотя этого ни разу не слу­чалось), что руководство будет недовольно моей работой (этого тоже не было никогда). Просто я боюсь негативного отношения ко мне. Как-то один из сотрудников, когда я пыталась разрулить кон­фликт на работе, мне кинул: «Ты хочешь быть для всех хорошей». Вот здесь он попал в точку, и я по­нимаю, что это — одна из причин моего лишнего веса. И снова на первый план выходят мои страхи: я боюсь негативного отношения к себе, я боюсь за своих близких, что с ними может что-нибудь слу­читься, я боюсь перемен в жизни, я боюсь одино­чества. Я много чего боюсь... Я понимаю, что эти страхи идут из детства, когда родители контро­лировали каждый мой шаг, боялись, как бы со мной чего не случилось. Их страхи постепенно переда­лись мне, вот так и живу.Первым шагом к победе над насилием и страхом является признание своей вины. Это жестоко, но в этом мире виновата всегда жертва. Жертва страха виновата в своем страхе, жертва насилия виновата в своем опыте. Виновность жертвы прослеживает­ся в настойчивом поиске «кот бы испугаться», в то время как уже давно и никто не причиняет ре­ального зла. Виновность жертвы усугубляется по­иском новых злодеев, благодаря которым можно поддерживать страдания.

Victorym:

Знаете, я много раз думала на эту тему. Замети­ла, что если парень выступает в роли «тирана» — обижает, доводит до слез, то я его люблю. А другие особи, которые меня не обижают, стараются по­нравиться, угождают — мне неинтересны. Но я не хочу страдать и хочу любить. Какой-то конфликт в этом месте.

Вива:

После сброшенных 20 кг (была 105 кг) появи­лась уверенность, но привычка жертвенности... Как быть? За год новых отношений набрала 5 кг. Его график питания не совпадает с моим. Перед сном он всегда ест и собственноручно закладывает мне еду в рот. Пробовала отказаться, но это его подзадорива­ет. Он очень не сдержан и часто кричит, если я что- либо не поняла или не расслышала. Как быть????

Евгения Валерьевна:

Один человек не может играть роль тирана, если второй не соглашается играть роль жертвы. Если он кричит и запихивает вам еду в рот, значит, Вы соглашаетесь. Стоит подумать, ПОЧЕМУ Вы со­глашаетесь?

Если спросить о том, чего вы боитесь больше все­го, то, скорее всего, вы скажете, что больше всего вы боитесь не за себя, а за близких людей. Что вы боитесь угрожающих им опасностей, что они совершат ошиб­ки, что с ними что-нибудь случится, что им будет плохо. Боитесь, что вы чем-то обидите их. Этого вы, конечно, гоже боитесь, но и свои страхи вы не преодо­лели, вы от них спрятались за страхами о других.

Вы стоите, озираясь вокруг в поиске угрозы, а ваше чревоугодие не защищает ни вас, ни ваших близ­ких от придуманных и реальных опасностей. Почему же у вас так получается, что страх превратил вас в бессознательную, бесконечно жующую скотину? Раз­дражая свой желудок едой, диетами или голодовками, вы ни на шаг не приблизитесь к победе над своими страхами. Вы приближаете свою жизнь к самому без­опасному месту на Земле — к кладбищу.

Единственное, чего вы действительно по-настояще- му боитесь, — это жизни: изменений, принятия соб­ственных решений и необходимости исполнять их.

«Ты страшишься тысячи вещей... Но все это лишь маски, видимости. На самом деле страшило тебя только одно — решиться сделать шаг в неиз­вестное, маленький шаг через все существующие предосторожности. И кто хоть один раз оказывал великое доверие, полагался на судьбу, тот обретал свободу » (Г. Гессе).

Если бы вы не были парализованы страхом и не поддерживали его, ваше тело было бы послушным, и любая разумная мысль сразу бы им осуществлялась. Ваше тело препятствовало бы лишнему, направляло процесс жизни в нужное русло. Но своим страхом вы мешаете телу реализовать умные и хорошие мысли. Поэтому оно реализует слишком простые желания, диктуемые ленью, глупостью, жадностью, привычка­ми. И вы боитесь своего тела. Боитесь попробовать иначе. Вы жертва страха.

Что ж, покоритесь ему полностью. Уткнитесь в са­мих себя и легкомысленно верьте, что очередное сред­ство для снижения веса — это как раз то, что вам нуж­но. Забудьте неприятные слова о том, что у вас уже все есть, чтобы навсегда расстаться с лишним весом. Все, кроме смелости, ответственности и честности. Про­должайте и дальше засорять голову низкопробным чтивом о похудении, а если и читать лень, слушайте советы и жалуйтесь, что опять ничего не получилось. Продолжайте думать, что лишний вес — это пробле­ма. а не глупые страхи.

Оставайтесь похожей на ту гордую сорокалетнюю девственницу, которая с седьмого класса боится секса и полжизни таскает за собой этот страх. Будьте суро­вы или смешливы, но никогда никому не позволяйте увидеть, что вы растеряны, что ваши мозги неспособ­ны подумать о большом и высоком. У вас и без того есть занятия, жизнь дана вам, чтобы бороться с ве­сом, так как на другое вы неспособны. Все остальное вам слишком страшно.

«Есть или не есть. А больше я ничего не хочу слышать. Или есть все или чего-то не есть! Как можно иначе думать? Я не понимаю! Я не знаю, что такое думать? Перестаньте, это меня пу­гает! Внимательность, осторожность, чувствитель­ность, тщательность — это так утомительно».

Зато еда — это так просто! Просто еда. Оставайтесь такой, какая вы есть сейчас. Пусть ваши глаза не выражают ничего нового.

Если же вам надоест когда-нибудь прикидываться инвалидом, то вы поймете, что вообще-то в вас есть смелость. Вам нужны сильные решения, простые, грубые, мощные. И не забывайте думать, что означает задавайте себе вопросы:

❖ От кого вы терпели насилие в прошлом? Кто (что) теперь угрожает вам? Где необходимо проявить со­противление, смелость и отстоять свои границы?

❖ Кто боится вас?

❖ Чего боитесь вы?

Разрушаете себя только вы. Боясь жизни, вы уми­раете в страхе. Боясь смерти, вы не позволяете себе жить, поскольку каждый день приближает итог. При­мите реальность своего страха и оставайтесь с ним, пока не поймете, что он неспособен вас разрушить.

Единственное, чего вам надо по-настоящему испу­гаться, — это своего страха, он ванта реальная угроза. И с перепугу разозлиться на него. Это похоже на то, как кто-то совершенно нестрашный неожиданно ис­пугает вас, и вы отчихвостите его на чем свет стоит.

23. Усталость. Вы устали, а устав, нервничаете, раз­дражаетесь и перестаете думать. Ну что ж, отдай­тесь течению. Привычки. Телевизор. Знакомое обычное беспокойство и знакомый обычный спо­соб успокаиваться. И нет никаких решений об из­менениях, ничего не надо решать. И главное — не надо думать. Не принимайте на себя психологиче­ский труд. Это утомляет. Живите так, как будто в вашем уме нет правил движения. Пусть ваши мыс­ли и желания едут по встречной полосе, если им захотелось, превышают скорость, останавливают­ся в неположенных местах, сигналят везде, где хо­тят, совершают преступления. Пусть ваш ум будет похож на город, где нет правил, где все машины делают то, что им захотелось, и мусор выбрасыва­ется на центральную площадь.

А если вы устанете от этого бардака, используйте старое проверенное средство. Оно не в пассивности, а в правильной, необходимой активности: отдыхайте, изменяя вектор активности. Устали лежать — отды­хайте, двигаясь. Устали на работе, займитесь домом. Устали смотреть бесконечные новости по телевизору, выключите его и закройте глаза. Устали ждать — ухо­дите. Устали ходить — лягте. Это правило точно так же работает, когда вы устали бороться с весом и быть тол­стой, когда устали голодать, объедаться, проигрывать и казнить себя. В пассивности спасения не найдете. Нужна новая активность. Устали голодать — начни­те полноценно кормить себя. Устали быть толстой — ищите хорошие правила, помогающие быть стройным, и действуйте. Устали бороться — ищите силы быть сла­бой. Устали самоуничижаться — ведите себя достойно. Завершите все, что необходимо завершить, и начнете го новое, что давно ждет своего начала. Мы всю жизнь чему-то должны учиться, так подумайте, чему следует научиться вам сегодня, на этом отрезке жизни?

Стремитесь занимать честную и активную пози­цию в своем уме, это приятно и добавляет самоува­жения. Установите и регулируйте правила движения, не забывая подчиняться собственным правилам. Не переходите дорогу на красный свет, даже если имен­но сейчас там не видно машин. Не чревоугодничайте, даже если за вами никто не присматривает.

24. Тревога, сомнения, растерянность. По мере того как правда о вашем возрасте, о чувствах вины, страха, злости, ревности становится фактом, всплывает другая очевидная трудность — правда о возрастающей тревоге. Это подарок. В экзистен­циальной литературе тревога рассматривается как неотъемлемая часть жизни. Часть, никак не свя­занная со страхом. Это даже не страх страха, как многие описывают тревогу. Экзистенциальная тре­вога,  — это базовое ощущение неловко­сти или боли, которое люди испытывают, осозна­вая себя. Это чувство, которое складывает воедино самосознание и осознание собственной уязвимости, когда сталкиваешься с возможностью собственной смерти. Это же чувство является и непременным условием бытия и поиска себя (Э. Ван Дорцен).

Чем более высокоразвит человек, тем острее ощу­щение бренности своего маленького Я. Тревога — это запал, воспламеняемый жизненными трудностями и выталкивающий ядро вашего эгоизма из жизни. Тревога может превратить окружающий мир в поле сражений и руины. В то же время она оказывает пре­ображающее действие и разрушает Эго, трансформи­руя его в творческую, чувствительную, любящую и сострадающую личность. И опять думайте, задавайте себе вопросы:

❖ Увеличивается ли ваша тревога с возрастом? Или вы становитесь спокойнее?

❖ Накапливаете ли вы мудрость? Спокойно ли на­ходиться рядом с вами другим людям?

❖ Признайте правду о тревоге. Как вы с ней обходи­лись и обходитесь сейчас?

❖ Подавляет она вас или вы знаете, как использовать энергию тревоги?

Остановитесь и признайте правду о своих со­мнениях. Зафиксируйте свои сомнения, осознайте замешательство — состояние, когда вы не решае­тесь сделать выбор или делаете его импульсивно. Побудьте какое-то время растерянным, домыслите свое замешательство до конца. Признайте правду: «Я не уверен в том, чего хочу, и в том, что я делаю», «Я делаю совсем не то, что на самом деле хочу», «Я нахожусь в растерянности». Все это, конечно, не очень приятно, но собранности всегда предше­ствует растерянность. Она свойственна даже вели­ким полководцам.

Наши стремления зачастую вступают в противоре­чие друге другом, и в уме начинается борьба мотивов, взвешивание выборов, поиск правильного решения. Может оказаться, что ваши стремления противоре­чат стремлениям других людей. Но что лучше: когда все стремятся к тому же, к чему и вы, или когда вы стремитесь к чему-то особенному? Отнимаете ли вы нужное вам у других или просто подбираете никому не пригодившееся? Есть ли вообще у вас стремления? Сомневаетесь ли вы в своих стремлениях? Помните: если они стоящие и если вы еще не достигли мудро­сти просветленных, то ваши стремления всегда будут вступать в противоречие с желаниями других людей. Однако вы понимаете, это не повод уничтожать все и вся. Наоборот, осознание своих стремлений делает вас более уважительным к стремлениям других лю­дей и более корректным в своих поступках.

Растерянность, борьба мотивов, решения всегда предшествуют действию. Когда же не можешь при­нять решение, когда не уверен в его правильности, когда капитулирует ум и ты не знаешь, что делать, не­обходимо осторожно делать шаг в неизвестность, имя которой — свобода.

Верно и другое. Мы бываем растеряны потому, что свободны. Попробуйте полюбить свою растерянность и тревогу. Другого пути нет, быть растерянным есте­ственно и неизбежно.

Тутта:

«Я постройнела с 94 до 74 кг и никак не могу дви­нуться дальше. Я оказалась в каком-то непонятном состоянии: я уже не толстая, но еще и не стройная. Признаю, что я чего-то боюсь. Боюсь этого отчаян­ного шага туда, в стройную жизнь».

Нам периодически нужно выбирать: как жить, что начинать, что заканчивать, что сохранять, а с чем про­щаться. Мы свободны. Но нельзя теряться совсем, нельзя действовать безумно. Нельзя избегать правды о себе. Даже если вы нерешительны, тревожны и гото­вы просто исчезнуть, у вас остается последнее. Свобо­да вселяет надежду.

25. Любовь и забота. Об этих прекрасных состояни­ях пишут стихи, художественные книги и научные трактаты. Здесь просто задайте себе еще несколь­ко вопросов и не торопитесь с ответами:

❖ Каким способом вы переживаете любовь?

❖ Как вы учитесь любить?

❖ Как вы умеете любить?

❖ Чего больше приносит вам любовь — радости или печали?

❖ Позволяете ли вы себе радоваться?

❖ Какое место в вашей жизни занимает любовь?

❖ Приносит ли вам радость то, о чем вы заботитесь?

26. Счастье. Существует много вариантов понима­ния счастья, но для всех них есть одна неизменная постоянная. Как только вы начинаете думать: «Счастлив ли я?», это означает, что у вас счастья нет. В самой постановке вопроса звучит несчастье. Мы счастливы, когда сосредоточены на другом человеке, на любимом деле, на Боге, когда заняты не собой, а миром вокруг нас. И в это время нет того изолированного собственного Я, страдатель­но вопрошающего о своем счастье и ноющего от несчастья. Глубину настоящего «оправданного» несчастья мы переживаем, когда кто-то уходит из окружающего нас ближнего мира. «На кого ты меня оставил?» — так звучит несчастье естествен­ного человеческого эгоизма. Если же говорить о счастье, то важны следующие вопросы:

❖ Были ли вы счастливы?

❖ Когда вы были счастливы?

❖ Если вам скажут, что вы счастливы сейчас, какие чувства это вызовет? Напугает? Удивит? Рассер­дит?

❖ Что вам мешает быть счастливым сейчас? Остановитесь на переживании счастья, соучастия,

причастности и постарайтесь выразить его как можно

полнее.

Полезная информация

Поделиться с друзьями:

  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • Блог Я.ру
  • Одноклассники

Посмотрите другие записи:

Комментировать

Реклама
Топ-25